• /
Взаимоотношения природы и человека складывались веками. Сады и парки стали частью этих взаимоотношений, элементом культуры, в которой, по словам Д. С. Лихачева, «облагороженная природа идеально слита с человеком». Идеально для каждого этапа человеческой истории, для каждого творца садово-паркового произведения. Такими произведениями искусства можно назвать сады и парки русских дворянских усадеб, ныне, как правило, находящиеся в запустении. И, конечно же, непременным, прелестным атрибутом традиционной усадьбы был пруд.
«Усадьба — это особый организм, модель культуры, которая выстраивается в пространстве как архитектурная модель мира. В этом ее всеобъемлющее воздействие на душу человеческую. От хозяйского дома начинается „движение в природу“, которое „обеспечивается“ построением садово-паркового комплекса согласно классицистическому принципу трехслойного пространства. На переднем плане, перед домом размещался регулярный партер, служащий для постепенного перехода от форм архитектуры к ее природному окружению. На втором плане находились река или пруд, а третий план раскрывался как живописное полотно, представлявшее широкую панораму естественного окружения усадьбы».
Исследователь усадебной культуры М. Звягинцев о назначении прудов в усадебном парковом комплексе
Любой садовый пруд, независимо от его размеров и стиля, создавал настроение для спокойных раздумий. Выбор стиля и конфигурации становился результатом личных предпочтений дворян, при этом учитывалось местоположение будущего водоема. Существовало два основных стиля садового пруда: регулярный (правильной формы) и ландшафтный (произвольной формы). Каждый уважающий себя владелец поместья считал долгом вырыть или обустроить в своем парке водоем, который выявлял личность хозяина, его характер, привычки, склад ума.

Так, например, в репрезентативной дворцовой усадьбе, демонстрирующей престиж своего владельца, посещение прудов входило в часть прогулочного маршрута, парки таких усадеб, создавались профессионалами, все было создано для того, чтобы удивить гостей, произвести незабываемое впечатление и назначение прудов, соответственно, было особенным.
Таким был пруд усадьбы в селе Хомутовка Курской губернии.
Усадебный дом-дворец не случайно располагался на берегу большого паркового пруда. Словно отражение мечты об идеальной жизни, он задумчиво смотрелся в его темные воды…

На берегу была устроена уютная скамейка, сидя на которой можно часами любоваться открывающимся дивным видом. Вид на пруд и опушку леса, открывающийся из окон дома, особенно прекрасен в солнечный осенний день, когда багряными и золотыми оттенками загораются верхушки кленов, берез и осин, оттененных темной хвоей елок.

Дом четко сориентирован по сторонам света, благодаря чему его главный западный фасад освещен вторую половину дня (время приема гостей) до последнего луча солнца. Дворец окружал живописный ландшафт: к западу и юго-западу от дома располагались пруды — Верхний (с двумя островами) и Нижний; к востоку и северу — старинный парк. Существовали еще два пруда, которые со временем высохли. От главного дома аллеи и тропы вели в центр парка, где неожиданно открывалась голубая чаша Малого паркового пруда с тремя островами, на которых плакучие ивы, опустив свои ветви-косы, внимательно глядят на свое отражение… Прогулка вокруг Малого пруда оставляла незабываемые впечатления от меняющихся с каждым шагом театральных декораций. Посаженные по берегу чередующиеся дубы и ивы, как бы взявшись за руки, водят свой языческий хоровод… Благодаря оригинальной форме и особому расположению пруда, несколько видовых точек создают эффект различных примет одного водоема: «встреча», «расставание», «грусть», «торжество», «сюрприз», «ностальгия»…
Я помню ясный, чистый пруд;
Под сению берез ветвистых,
Средь мирных вод его три острова цветут;
Светлея нивами меж рощ своих волнистых,
За ним встает гора, пред ним в кустах шумит
И брызжет мельница. Деревня, луг широкий,
А там счастливых дом… туда душа летит,
Там не хладел бы я и в старости глубокой!..
Е. Баратынский.
В загородных сезонных усадьбах были популярны всевозможные увеселительные прогулки. В такую усадьбу уезжали дворяне, если не складывалась жизнь в городе, что-нибудь не ладилось на службе… Интимность уклада жизни, праздность, чувство комфорта, ощущение удовольствия, расслабленности — вот основные функции этой усадьбы. Одним из самых любимых развлечений в такой усадьбе было путешествие на лодках по прудам парка. Были водоемы, специально вырытые и обустроенные для купания членов помещичьей семьи и их гостей. На берегу озер и прудов устраивали пасторальные беседки, места уединения, где хозяева могли, глядя в мерцающую гладь воды предаться ностальгии, поразмышлять о смысле жизни, о вечных вопросах…
Русская провинциальная среднедворянская усадьба. Здесь основное назначение прудов — чисто практическое — разведение рыбы. В Фетовской усадьбе в Воробьевке было, например, несколько прудов, предназначенных для этих целей. Один пруд сохранился до наших дней. Местные жители называют его рыбной сажалкой.

Конечно, такое разделение прудов чисто условное. Владельцы могли использовать их в зависимости от своего материального положения, изменяющихся наклонностей и увлечений.
Пруд в с. Таврово Белгородского уезда Курской губернии (ныне Белгородская область) входил в часть паркового комплекса усадьбы помещиков Говорухо-Отроков и был вырыт сразу для нескольких целей: это и купание помещичьей семьи, и разведение карасей «для своих надобностей», и источник воды, в случае лесного пожара, так как водоем окружен лесом. В последнее время, когда участились лесные пожары, многие вспомнили еще и об этом важном предназначении усадебных прудов. Пруд питали многочисленные родники, некоторые из них сохранились до сих пор. Вода была наичистейшая, поэтому разводить там рыбу не составляло никакого труда.

Говорят, что у воды есть память — она сохраняет черты однажды растворенной в ней материи. Старые усадебные пруды и озера — тут переплелись материя власти, богатства, материя ностальгии; материя человека, который насытившись суетой, спорами, решил создать свой собственный мир, без властителей; божественные мотивы гениальных произведений искусства, созданных на их берегах; здесь и пылкая страсть молодости, и длинная, теплая осень жизни…

Все это хранят заброшенные ныне, заросшие тиной дворянские пруды.
Источники:

Веденин, Ю. А. Русские дворянские усадьбы и их роль в возрождении культурного ландшафта России/ Ю. А. Веденин // Русская усадьба. — Вып. 1(17). — М.: 1994. — 240 с

Звягинцева, М. М. Русская усадьба как культурно — исторический феномен. Автореферат дисс. канд. культурологии./ М. М. Звягинцева — СПб, 1997. — 175 с.

Злочевский, Г. С. Памятники отечества. Мир русской усадьбы/ Г. С. Злочевский — М.: Образование, 1995. Известия Курского губернского общества краеведения. Вып. 6. — Курск. — 1928

Прокопенко, З. Т. Дворянский род Говорухо- Отроков из слободы Таврово/З. Т. Прокопенко, А. Н. Крупенков.- Белгород: Изд. Отдел Белгородской и Старооскольской епархии, 2007.- 78 с.: ил.
Made on
Tilda